Получать уведомления о срочных новостях от «ИСКРА Кунгур»
В контакте
Пермский край,
город Кунгур
Тест
Poloska1Блок строй с рамочкойПолоскаПолоскаДоска объявленийpoloska2

Выпуск газеты в PDF

Свежий выпуск №103/2019 от Сегодня

Комментарии

Итоги выборов депутатов Земского Собрания 7 созыва Кунгурско...
Надо считать, что остальные 74 процента своей неявкой проголосовали против. Так будет правильно.

13.09.2019 23:19:16
В Кунгуре лестница по улице Голованова преображается после к...
Ой, забыли. Ну да ничего страшного, сейчас еще денег выделим. А по факту по пандусам, которые у нас...

13.09.2019 12:41:55
Итоги выборов депутатов Земского Собрания 7 созыва Кунгурско...
Явка 26 процентов . Было бы неплохо еще и озвучить сколько это человек фактически. Если пойдет таки...

10.09.2019 12:33:54
Как нас обманывают?
надо было на камеру снимать а так -заказная статейка

08.09.2019 12:31:19

Городская справка

Просмотры
Рейтинг
Комментарии
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс


polosa
lineУправляем вместеlineдорожное видеоlineРострудlinegipp2014

Дочь кунгурских меценатов Валерия Агеева: «Я пишу для кого-то другого…»

Фотография к материалу: Дочь кунгурских меценатов Валерия Агеева: «Я пишу для кого-то другого…»
Валерия Агеева (Зайончковская): «Мой дневник - частица меня самой» (из записи в дневнике от 13 мая 1920 года)
30 марта 2019, сб

Валерия Арсеньевна Агеева (1904-1983) надеялась, что её дневники и мемуары когда-нибудь будут читать. Так и случилось.

115 лет назад, 11 марта (26 февраля по старому стилю) 1904 года, в семье видных кунгурских общественных деятелей и меценатов Агеевых, Арсения Григорьевича и Таисии Васильевны, родилась дочь Валерия. В историю города Валерия Арсеньевна Агеева (Зайончковская) (1904-1983) вошла относительно недавно, когда была обнародована часть её уникальных дневников и мемуаров*. Благодаря ей читатели узнали, как жили обеспеченные кунгуряки перед революцией, а потом взглянули на трагические события столетней давности глазами одной из жертв Гражданской войны, в одночасье потерявшей родителей (убиты карательным отрядом большевиков в ночь на 6 февраля 1918 года) и всё состояние. Не менее интересны для нас неопубликованные дневники Валерии Арсеньевны, где она рассказывает, как строила свою жизнь при новой власти, а также её письма кунгурским друзьям, с которыми переписывалась до самой смерти.

ИЗ ОМСКА - В КУРСК

Валерия вела дневники, которые сейчас хранятся в Кунгурском городском архиве, на протяжении многих лет своей жизни. Из них мы и узнаём, что в 1921 году она выехала со своей воспитательницей Евгенией Павловной Чистяковой из Омска в Курск:

«26 апреля. Вторник. Вот мы и в дороге. Проехали Тюмень. 29 апреля. Пятница. Проехали Ергач, Кунгур…»

В Курске Валерия жила несколько лет в семье «тёти Маруси», сестры своего отца. Здесь, поступив в фельдшерскую школу, на многие годы связала свою жизнь с медициной.

ЗАМУЖЕСТВО

Замуж Валерия вышла в 1928 году. Москвич Андрей Зайончковский, её муж, пишет она в дневнике 4 мая 1944 года, работал на фармзаводе, потом - преподавателем, она - в амбулатории. 8 сентября 1935 года в семье родился сын Дмитрий, который прожил всего 10 месяцев. Мужа обвинили во вредительстве и сняли с работы. В 1939 году он ушёл на войну с Финляндией. В боях отличился и был награждён медалью «За боевые заслуги», которую получил «из рук Калинина».

СЛУЖИЛА В ГОСПИТАЛЕ

Тяжёлым катком прокатилась по судьбе Валерии война с фашистами. Её саму призвали в армию. Служила она в Салде (Челябинская область), в госпитале, была сестрой-хозяйкой. Судили - дали год принудительных работ за растрату. С войны вернулась инвалидом 3-й группы (от подъёма тяжестей произошло выпадение матки).

МУЖ - ГЕРОЙ И МУЧЕНИК

О трагической судьбе мужа узнала от политрука Фёдора Хорькова, который вместе с ним попал в плен в боях за Смоленск в 1941 году:

«Андрея выдал немцам свой же пленный комбриг Синельников. После чего Андрея зверски избили, и он не вставал до самой смерти. Умер он с длинной седой бородой. Похоронен за городом Замостье (Польша) в братской могиле. Но немцы при отступлении сровняли все могилы с землёй. Привёз он (Хорьков - В.О.) мне французский медальон Андрея и его портмоне с английским ключом. Как ни плохо мы временами жили с Андреем, но у меня о нём навсегда останется светлая память как о Герое и мученике, о котором никто не знает и не напишет, как и о 8000 погибших там».

Информация о лейтенанте, командире батареи противотанковых орудий 811 СП 229 СД, уроженце Москвы Андрее Модестовиче Зайончковском (1903-1941) размещена сейчас также на сайте ОБД «Мемориал». В документе указан домашний адрес, где жили Зайончковские: Москва, 149, Верхние Котлы, пос. «ЗИС», дом № 8, кв. 11.

ДРУЖБА НАВЕК

Валерия много лет переписывалась с кунгурячкой Анной Кирилловной Желниной (1902-1979), одной из дочерей Матрёны Фёдоровны Ладановой (1883-1963), горничной в доме Агеевых, а потом с дочерью А.К. Желниной - Ираидой Кокош. Ираида Юрьевна и принесла в редакцию эти письма.

Уже сама форма обращения этих людей друг к другу говорит о теплоте чувств. «Родная моя, хорошая Валечка!» - так начинается единственное сохранившееся письмо Анны Кирилловны Желниной Валентине Арсеньевне Агеевой от 24 мая 1926 года. «Дорогая Нюра!» - такими словами начинается каждое ответное письмо. А в письме от 1 октября 1975 года Валерия Арсеньевна прямо говорит о том, что их связывает:

«Может быть, тебя удивляет моё повышенное беспокойство о тебе. Дело в том, что, не говоря уже о личной симпатии к старой дружбе, ты - единственный человек, который меня как-то связывает с домом и прежней жизнью. Старшего-то поколения уже никого не осталось. Кроме того, ты тоже единственный человек, с которым переписываться мне доставляет огромное удовольствие. Мои старые подруги (Лёля, Зина) на мои письма как-то не реагируют, и у меня пропадает настроение им писать. Чувствуется, что осталось очень мало общего. А с тобой совсем иначе: мы обе живо интересуемся жизнью друг друга. Поэтому я тобой и дорожу. Не удивляйся моему постоянному беспокойству за тебя, и хоть открыткой давай знать, что ты жива».

ЖИЛА В МОСКВЕ…

Из писем мы узнаём, где жила в Москве в 1970-х годах Валерия Арсеньевна (в однокомнатной квартирке с подселением), чем занималась на пенсии (подрабатывала - ухаживала за больными, детьми, навещала друзей, помогала людям), что читала и смотрела (книга «Блокада», фильм «Тени исчезают в полдень»), о чём мечтала (о телефоне, например: «Доживу ли я до того времени, когда у меня будет телефон? Для меня он важнее ванны и горячей воды).

«БЫВАЛ У ЛЕНИНА»

Интересно и подробно рассказывает Анне Кирилловне о различных житейских историях, о жизни своих друзей и знакомых, среди которых очень интересные люди. Например, из письма от 27 апреля 1975 мы узнаём, что отец Юры Вележева, друга с детских лет, был «большим и интересным человеком в Гражданскую войну. Он бывал у Ленина, знал почти всех выдающихся людей, погибших в 37-м году. Он писал воспоминания, до самой смерти диктовал стенографистке. Теперь его жизнью заинтересовалось издательство, причём интересуется решительно всем, что относится к их семье: знакомые, родные, деятельность членов семьи, где жили, собирают снимки».

На сайте Российского государственного архива экономики мы нашли информацию о Сергее Георгиевиче Вележеве (1885-1971): «Инженер-экономист Главного управления промышленности новых редких металлов Минцветмета СССР. Воспоминания о В.И. Ленине, революционерах и участниках гражданской войны, советских, партийных и хозяйственных работниках: М.И. Губельмане, С.Г. Лазо, З.И. Лобкове, П.П. Постышеве, С.М. Серышеве, М.А. Трилиссере и др., о Гражданской войне на Дальнем Востоке и в Сибири».

СТРОИЛ ЗАВОДЫ В КИТАЕ…

Не менее интересна биография у Юрия, который в 1970-е годы тоже жил в Москве и общался с Валерией Арсеньевной: «Вележев Юрий Сергеевич (р. 1907), инженер-строитель (сын С.Г. Вележева). Документы об участии в строительстве заводов в КНР (1955-1957), технической школы в Эфиопии (1960-1963), гостиницы «Космос» в Народной Республике Конго (1965-1968)».

К тому же Юрий Сергеевич - участник войны, награждён орденами и медалями, о чём информирует сайт Министерства обороны «Подвиг народа».

ЗДРАВСТВУЙ, КУНГУР!

Валерия Арсеньевна постоянно звала свою подругу в гости в Москву, а сама побывала на родине в последний раз в 1962 году, о чём сделала запись в дневнике:

«3 июня 1962 года. Ехали две ночи. Меня встретила Нюра. Автобус довёз нас до комбината и остановился у нашего дома (трёхэтажный особняк построен в 1870-х годах, современный адрес - ул. Просвещения, 1- В.О.). Там заводоуправление, и дом имеет очень хороший вид. С истинно материнской нежностью встретила меня Матрёна. Она совсем слабенькая, но не сдаётся. У них хорошая 1-комнатная квартирка. Есть ещё у Нюры внучка Ира, 11 лет. Сколько у Нюры выносливости и быстроты. Рядом живёт брат Коля (Ладанов) с семьёй. Тоже была интересная встреча. Побывали внутри дома (с Нюрой), съездили на дачу, кладбище. В доме всё изменено, на даче детский противотуберкулёзный санаторий (дача построена в Берёзовой роще в начале XX века Т.В. Агеевой, в настоящее время - в частной собственности - В.О.). Загорожена только половина рощи. Долго сидели на угоре над озером. Кладбище разгорожено, наполовину застроено… Из всех памятников сохранились два массивных памятника деду и бабке…(Василию Евдокимовичу Фоминскому, купцу первой гильдии, заводчику, и его жене Августе Степановне - В.О.). Встретились с тремя мамиными учениками. Приятно было слышать, с каким теплом они вспоминали маму. Истинное удовольствие доставили мне беседы с бабушкой. Так Матрёна просила её называть. Это живая летопись нашей семьи, и всё помнит… Провожали меня со слезами. Бабушка сказала, что на будущий год я её не застану…»

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Эта поездка в Кунгур имела продолжение. В письме Ираиде Кокош от 27 мая 1980 она сообщает, что «когда я ехала от вас в 1962 году, со мной в одном купе ехал в Москву симпатичный молодой человек Голдобин (Вениамин Фёдорович Голдобин (1908-1996), краевед - В.О.). Я тоже открыла ему карты на себя. Вспомнила, что какой-то Голдобин Лолий чинил мне в детстве игрушки, это, оказывается, его дядя». В своём последнем письме (24 марта 1983 года) сообщает Ираиде: «Вениамин Фёдорович засыпал меня такими вопросами, на которые я едва ли смогу толком ответить. Мои сведения он уже самостоятельно передал в архив. Не знаю, что они собираются делать...» Пишет она также о том, что историей семьи Агеевых интересуется и писательница Лидия Преображенская…

Всего несколько лет не дожила Валерия Агеева (Зайнчковская) до того дня, когда правда об убийстве её родителей наконец-то была обнародована. Это сделала, напомним, краевед Татьяна Ивановна Быстрых (1952-2018) - её очерк-расследование «Пьяный обыск» был опубликован в газете «Вечерняя Пермь» 7 июля 1990 года (в «Искре» перепечатан 20 ноября того же года).

Есть надежда, что будут всё же опубликованы и уникальные дневники Валерии Агеевой, которая многое пережила на своём веку: убийство родителей, красный террор, Гражданскую войну, изгнание из собственного дома, смерть сына, войну с фашистами, гибель мужа. И обо всём этом и многом другом (как выжила в непростых условиях и нашла себя в новой жизни, например) оставила нам свои талантливо сделанные записи.

Валерия Агеева понимала значение своего труда: «Я пишу как бы не для самой себя, а для кого-то другого…» (12 сентября 1919 года). «Она (13-летняя Башкирцева) пишет дневник с тем, чтобы после её смерти его читала публика. А ведь я почему-то тоже об этом думаю… Можно описать целой повестью, как мы воюем по ночам с клопами…» (2 июля 1920 года).


► СПРАВКА

Часть дневников Валерии Агеевой (а также её воспитательницы Евгении Чистяковой), рассказывающих о трагических событиях в 1918 году, опубликованы в «Искре»:
2010 год - «Рукописи не горят» (15 мая), «Катастрофа» (17 июня, 17 июля, 7 августа, 4 сентября, 4 октября, 6 ноября, 4 декабря;
2011 год - 22 января, 22 февраля, 2 апреля, 4 июня, 6 сентября, 3 декабря;
2012 год - 11 февраля, 13 марта, 7 апреля, 15 мая, 16 июня, 21 июля, 21 августа).


Владислав Одегов
Фото: архив И.Ю. Кокош

Искра Кунгур © iskra-kungur.ru

Поделиться:
Поделиться:


Просмотры: 1210   Комментарии: 0
Рейтинг: 14

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 14)

Комментарии

Добавить комментарий
 

Похожие

PodpiskaПолоска