Получать уведомления о срочных новостях от «ИСКРА Кунгур»
Telegram
Вконтакте
Пермский край,
город Кунгур
Нам 100 лет!
Тест
Блок строй ноябрь 2021

Выпуск газеты в PDF

Свежий выпуск №112/2022 от Вчера

Комментарии

Трудимся вместе, дружно и задорно - делаем Кунгурский округ...
"Было собрано около 500 мешков мусора. Вес вывезенных на полигон отходов составил порядка 64 тонн."...

06.10.2022 14:55:49
Начинается голосование в конкурсе "День платка - 2022&q...
За Василису внучку Клавдии Старцевой

22.09.2022 14:45:27
Жители Пермского края могут получить налоговые уведомления в...
Еще немного и не только будем бегать и искать уведомления, но и сами себе будем начислять эти налоги...

20.09.2022 19:51:50
Куда сдать батарейки в Кунгуре?
Целая урна, из которой возможно батарейки попадут в переработку! Это безусловно достижение. Статьи п...

19.09.2022 11:30:37
Деревья, тротуары, депо... Какие еще изменения ждут жителей...
Городу то он нужен. А вот нужен ли Гостинный двор и другие старинные здания руководству города и кра...

09.09.2022 20:34:01

Городская справка

Доска объявлений
Просмотры
Рейтинг
Комментарии
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс


Управляем вместедорожное видеоРоструд

Людочка из Озаричей. В селе Троельга Кунгурского района живет бывшая малолетняя узница концлагеря

Фотография к материалу: Людочка из Озаричей. В селе Троельга Кунгурского района живет бывшая малолетняя узница концлагеря
Тираж книги «Людочка» не большой - всего 500 экземпляров
26 марта 2021, пт

Ежегодно 19 марта бывшие малолетние узники белорусского концлагеря «Озаричи» отмечают день освобождения из нацистского ада. И поздравляют друг друга с новым днём рождения.

В селе Троельга живёт бывшая малолетняя узница концлагеря Людмила Ивановна Щербенёва. Несмотря на свои почтенные 90 лет и пережитые в детстве ужасы фашистского плена, Людмила Ивановна полна энергии и сил. Она возглавляет Пермское краевое отделение Международного союза бывших малолетних узников фашизма.

ПЕШКОМ ИЗ БРЕСТА В МИНСК

Людмила Щербенёва сама по специальности медик, однако по больницам и сейчас ходить не любит. По-настоящему пациенткой госпиталя она была только один раз - после освобождения из лагеря «Озаричи».

- До войны мы жили в Бресте, - рассказывает Людмила Щербенёва. - В 1941 году мне было 11 лет. Наша семья состояла из семи человек - папа, мама, дедушка, бабушка и трое детей, в том числе я. В день, когда началась война, детей хотели эвакуировать в тыл, но железнодорожный вокзал в Бресте был уже захвачен немцами. Пешком нас погнали в Минск. От Бреста это больше 300 километров - представьте себе, как такое расстояние преодолевали женщины и дети, причём некоторые дети были совсем маленькими. По-моему, эти триста километров мы шли месяца три. Выжили далеко не все.

План немецкого командования был прост и рационален: дети, женщины и старики с захваченной территории должны быть изолированы в концлагеря, без всякого ухода, медицинской помощи и питания. Таким образом фашисты избавлялись от пленников, которые не в силах физически трудиться на благо Германии, от «лишних едоков».

ЗВЕЗДА НА ТЕЛЕ

Из Минска детей и женщин перегнали в Микуль-городок, расположенный на болоте. Никаких построек в лагере не было - просто кусок болота и несколько сосен, окружённых колючей проволокой. Выходы из лагеря были заминированы. Разводить костров пленным не давали, еды практически тоже. Люди спали на земле и на сосновых ветках. При малейшем неподчинении с вышек открывался пулемётный огонь.

- Из Микуль-городка нас перегнали в Озаричи, - рассказывает Людмила Щербенёва. - Там были три концлагеря, тоже заминированных со всех сторон. Ни бараков, ни шалашей, только сосны, болото и колючая проволока. Грязь, вши, чесотка, голод. Многие заразились сыпным тифом, обморозили руки и ноги. Огонь добывали, высекая искру камнями, как в первобытные времена, но если охранники заметят костёр - сразу можно было поплатиться жизнью. Полицаи издевались над нами, били, травили собаками.

Одиннадцатилетняя Людмила знала много песен, и соседи по лагерю часто просили её спеть, чтобы хоть чуть-чуть скрасить ужасный плен. Но петь в лагере, особенно советские песни, тоже запрещалось. Застав Людмилу за пением, один из полицаев раскалённой проволокой вырезал на груди девочки звезду - эти шрамы остались у Людмилы Ивановны на всю жизнь. Остались на теле и следы жестоких побоев, и след от укуса сторожевой собаки, которая едва не откусила ей левую руку.

НЕМЕЦКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

- Под деревней Озаричи фашисты впервые опробовали настоящее биологическое оружие, - говорит Людмила Щербенёва. - Лагеря поголовно страдали от тифа и вшей. Немцы предполагали, что заражённые тифом белорусские дети задержат наступление советских войск. Расчёт был прост и вместе с тем страшен. Что делают советские солдаты, освобождая концлагерь с едва живыми людьми? Конечно, берут их на руки, обнимают, пытаются помочь… А заодно заражаются от пленного вшами и сыпным тифом. У автора этой чудовищной «военной хитрости» имеется вполне реальное лицо - это был фашистский доктор, генерал медицинской службы Блюменталь.

Даже здоровых узников немецкие врачи заражали тифом посредством вакцинации. Болезнь распространялась, как пожар: сотни людей заболевали буквально за несколько часов. Забегая вперёд, скажем, что план Блюменталя действительно удался: в передовых частях наших войск, освобождавших узников, вспыхнула эпидемия тифа. Но болезнь была вовремя локализована, эпидемия не достигла тех масштабов, на которые рассчитывали немецкие стратеги. Сотни жизней удалось сохранить благодаря применению пенициллина - это был один из первых случаев использования антибиотиков советской медициной.

В январе 1944-го Красная армия освободила Калинковичи и Мозырь. Но дальше наших солдат ждал «страшный подарок». На болотах фашистами были созданы три обнесённых колючей проволокой лагеря: крупнейший - в нескольких километрах от райцентра Озаричи, ещё два - возле деревень Подосинники и Дерть. За колючую проволоку было согнано около 50 тысяч человек: мирные жители из Смоленской, Орловской, Брянской областей. Здесь были женщины, старики и более 16 тысяч детей.


В книгу вошли краткая биография и стихи Людмилы Шербенёвой

ЧУТЬ НЕ ПОГИБЛА ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ

- Март в 1944 году выдался холодный, с мокрым снегом и ночными заморозками, - вспоминает Людмила Ивановна. - Утром люди просыпались среди трупов тех, с кем ещё вчера разговаривали, делили хлеб из опилок. Хлеб привозили раз в четыре дня и перебрасывали через колючую проволоку прямо в грязь, на головы собравшейся у ворот толпы - тех, кто ещё мог ходить. Воды не давали вообще, люди пили болотную жижу. Как вы понимаете, уборных в лагере тоже не было. Все нечистоты стекали в то же болото. Старики и дети погибали первыми. Многие сходили с ума - чаще всего матери, у которых на руках умерли дети.

За колючей проволокой живые люди лежали вперемешку с трупами. С мёртвых тут же снимали одежду, чтобы остальные могли закутаться потеплее: умирающим людям не до высоких нравственных принципов. Как бы трудно ни было, но пленники упрямо хотели дожить до освобождения.

Свобода пришла в Озаричи 19 марта 1944 года. И в этот же день Людмила Ивановна Щербенёва едва не погибла.

- Красная армия приближалась, немцы бросили свои караульные посты в лагере и ударились в бегство на запад, - рассказывает Людмила Ивановна. - 19 марта мы увидели за проволокой наших русских солдат. Солдаты кричали, чтоб мы оставались на месте и ждали, пока сапёры разминируют подходы к лагерю, но разве тут усидишь спокойно? Кое-кто бросился им навстречу, я тоже побежала - и подорвалась на мине.

«ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ЖИЗНЬ!»

Взрывом противопехотной мины Людмилу контузило, ранило в левую руку и сильно повредило лицо. Её отправили в глубокий тыл - в один из госпиталей Казани. Девушка перенесла 18 операций. Своей кожей для пересадки с ней поделился раненый солдат из Казахстана.

Из госпиталя Людмилу отправили в детский дом на Урал. В Соликамске она окончила медицинское училище. Работала фельдшером, в том числе в нашем селе Серга. Вышла замуж, окончила медицинский институт, работала в скорой помощи и пермской городской больнице № 10.

- Я счастлива, что жива, - говорит Людмила Щербенёва. - 25 лет я руковожу Пермской общественной организацией бывших малолетних узников. Долгие годы нам запрещали говорить вслух, что мы сидели в концлагере. Не секрет, что по советской идеологии все побывавшие в плену автоматически считались предателями Родины. Бывших узников «заворачивали» при поступлении в вузы, ограничивали в правах, отказывали в льготах. Нам заявляли: «Вы изменники родины!» - и весь разговор. И это говорили тем, кто попал за фашистскую колючку в два года от роду, в пять лет! Вы представляете себе двухгодовалого изменника Родины? А партийных вождей это почему-то не смущало.

Людмила Ивановна до сих пор ведёт активную общественную деятельность, бывала в Москве, Беларуси, Германии. Встречается с бывшими узниками фашизма из разных городов и стран.

При содействии администрации Кунгурского района в рамках патриотического проекта «Людочка» в 2018 году вышла книга о жертвах концентрационных лагерей. Книга так и называется - «Людочка». Есть в ней и страничка, посвящённая Людмиле Ивановне.

Людмила Щербенёва признаётся, что кошмары концлагеря в Озаричах снятся ей до сих пор. Может быть, поэтому она очень любит жизнь и любит помогать людям.

Дмитрий Спиридонов
Фото автора

Искра Кунгур © iskra-kungur.ru

Поделиться:
Рубрики: Общество    


Рейтинг: 4
Просмотры: 1255   Комментарии: 0

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 4)

Комментарии

Добавить комментарий
 

Похожие

PodpiskaПолоска
Наверх