Получать уведомления о срочных новостях от «ИСКРА Кунгур»
В контакте
Пермский край,
город Кунгур
Тест
Poloska1Блок строй с рамочкойПолоскаПолоскаДоска объявленийpoloska2

Выпуск газеты в PDF

Свежий выпуск №90/2019 от 17.08.2019

Комментарии

«Золотой» первоклассник. Сколько стоит собрать ребёнка в пер...
Вы не учли стоимость письменного стола и стула к нему. А они не дешевы.

18.08.2019 06:21:34
Станет ли завод «Металлист» производственным флагманом Кунгу...
Браво автору! Настоящих героев дня, проживающих рядом с нами жители города должны знать. Это не бахв...

14.08.2019 13:58:30
В Кунгуре начался ремонт дворов в рамках программы «Комфортн...
У Китайской стены на Свердлова закатают в асфальт и все. И пешеходной зоны опять выделят. А авто буд...

14.08.2019 12:37:28
Человек и творчество. «Запасной игрок» или случайности не сл...
Надежда Викторовна была преподавателем у моей дочери в ДШИ. Замечательный педагог, в меру строгая и...

09.08.2019 14:08:28
Стройки Кунгура-2019. Фотообзор
Странные у нас инвесторы. Неужели не понимают, что при отсутствии промышленности в городе нет приток...

08.08.2019 22:22:00

Городская справка

Просмотры
Рейтинг
Комментарии
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс


polosa
lineУправляем вместеlineдорожное видеоlineРострудlinegipp2014

Долгие вёрсты войны. Кунгуряк оставил воспоминания о боевом пути

Фотография к материалу: Долгие вёрсты войны. Кунгуряк оставил воспоминания о боевом пути
Леонид Мефодиевич Васильченко, 1980-е годы
09 мая 2019, чт

Фронтовик Леонид Мефодиевич Васильченко (1914-1995) оставил воспоминания о своём боевом пути.

Накануне Дня Победы наш читатель Борис Васильченко принёс воспоминания о войне, написанные его отцом Леонидом Мефодиевичем Васильченко (1914-1995), кавалером боевых орденов и медалей. «Нашёл эти воспоминания, когда разбирал семейный архив», - пояснил Борис Леонидович. Думаем, что эти воспоминания фронтовика будут интересны нашим читателям, учитывая ещё и то, что автора многие кунгуряки хорошо знают и помнят: Леонид Мефодиевич около 30 лет проработал в Кунгурском автотранспортном техникуме преподавателем физкультуры и военным руководителем.

1941-й год

БОИ В КРЫМУ

До войны я жил в городе Керчи Крымской АССР, работал на военном заводе механиком по компрессии. Здесь и застала меня война. Наш завод относился к Черноморскому флоту. Мы все, рабочие и служащие, сразу же перешли на военное положение, всех военнообязанных обмундировали, выдали оружие.

17 сентября 1941 года немцы начали бомбить Керчь. В октябре они высадили воздушный десант. Нас подняли по тревоге, присоединили к морской роте, посадили на автомашины и послали на уничтожение десанта. Задачу мы свою выполнили, десант румын был уничтожен. Там я был ранен. С нашей стороны были тоже и убитые, и раненые.

В ТЮМЕНИ, ОМСКЕ

Нас, раненых, погрузили на пароход и отправили в город Батуми, потом в Баку, далее, через Каспийское море, - на Красноводск, Ташкент, Чкалов, Челябинск, Свердловск и, наконец, привезли в больницу г. Тюмени. После выздоровления пошёл работать на завод, куда было эвакуировано наше предприятие. Там недолго пришлось поработать - подал заявление на фронт. Нас, добровольцев, отправили в город Омск, где формировалась добровольческая бригада омских сибиряков, которая в декабре 1941 года была направлена под Москву.

ПОД МОСКВОЙ

 В составе 5-й ударной армии участвовали в наступлении на Можайск, Гжатск. После взятия Гжатска наша бригада наступала восточнее этого города. Там всё было немцами сожжено, уничтожено. В лесу, вероятно, были пионерские лагеря, дом отдыха жителей Москвы и Московской области - они были сожжены, разрушены, разграблены фашистами.

В начале наступления по немцам был нанесён мощный артиллерийский удар, стреляли тысячи орудий, миномётов, сотни танков и самоходных орудий, сотни самолетов.

1942-й год

ЯНВАРСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Начало 1942 года. Зима. Морозы доходили до 30 градусов, наступать было очень тяжело, местами снегу по пояс. Немцы не выдерживали, отступали, бросая технику, вооружение; десятки сотен сдавались в плен, обмороженные. Отступая, фашисты всё на своем пути разрушали, сжигали населённые пункты. Торчали только одни трубы. За январь наши фронты и армии продвинулись с тяжёлыми боями более чем на 100, а местами - до 170 километров. Под Можайском стали в оборону, получили пополнение, боеприпасы, снаряжение.

ВЗЯЛИ ГОРОД БЕЛЫЙ…

Нашу бригаду бросили на выручку одной из частей, которая была в окружении под городом Белый. Марш-бросок проходил в очень тяжелых условиях - зима, мороз, пурга. С ходу взяли город Белый. Таким образом освободили часть из окружения. Но недолго нам пришлось держать город. По приказу ставки оставили его, потому что немцы бросили против нас большое количество танков, самолетов. Стали в оборону. Дело подходило к марту, снег начал таять. Нашу бригаду заменила 7-я гвардейская бригада. А нашу бригаду передали Западному фронту (командующий фронтом Б.А. Хоменко), и мы двинулись на Калининский фронт, где проходили ожесточенные бои под Селижарово, Яхромой, Клином, Рогачевом.

…КЛИН

Ожесточенные бои проходили за станцию Высоковск, взяли Клин. Везде сплошное разрушение, пожары... Снова стали в оборону.

 

 

 

 

 

 

 

 

        Леонид Мефодиевич Васильченко
        в молодости
        Фото: семейный архив Васильченко

НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ

Ежедневно приходилось отбивать атаки немцев, которые рвались на Волоколамск. Такие бои шли до ноября 1942 года. 17 ноября наша 30-я армия Калининского фронта была передана ставкой Западному фронту, вследствие чего оборона фронта ещё больше расширилась на север (до Волжского водохранилища. Командующий фронтом генерал-майор Д.Д. Лелюшенко).

16-18 ноября для нас были очень тяжёлыми. Враг, не считаясь с потерями, рвался к Москве. Нашей добровольческой бригадой командовал полковник Виноградов. Бригаду в срочном порядке бросили на Андрополь, Торопец, Холм. Развернулись тяжёлые бои. Технику приходилось тащить на себе, так как местность была болотистая. Бездорожье. У нас были лошади-монголки, и те до того измотались, что падали и больше не поднимались, приходилось их бросать. Очень их было жаль. Были они маленькие, но выносливые. Я никогда не видел, чтобы лошадь плакала, а тут увидел, как из глаз лошади ручьём текли слезы.

До чего же было тяжело, сил не хватало… Да и с продовольствием было туго, потому что автомашины и повозки отстали, есть было почти нечего, пошла в ход конина. Да чего греха таить, боеприпасов не хватало, патронов, снарядов, мин.

Я это время был пулемётчиком крупнокалиберного пулемета. Тяжёлый он был - более шестидесяти килограммов. На сутки выдавали 50 штук патронов, 15 снарядов на зенитную пушку.

Наконец, взяли Андрополь. Здесь было посуше, местность была заминирована противотанковыми, противопехотными минами. Мы их научились обезвреживать, было ликвидировано этих мин более тысячи.

Форсировали реку Холмку, штурмом взяли Холм. Стали в оборону. Наконец, дождались тылы, привели себя в порядок.

ПОД РЖЕВОМ

Потом нашу 30-ю армию бросили на Калининский фронт, завязались тяжелые бои за Селижарово. Дело подходило к зиме, но шли дожди, была слякоть. Нужно было брать Тургенево в помощь нашим войскам для освобождения Ржева. Шли кровопролитные бои. Немцы против нашего фронта бросили сотни танков, самолётов, большое количество артиллерии. Все рушилось… Не знаю, как остались живы. После боев за Ржев нашу бригаду посадили в эшелон и направили под Великие Луки, где стали в оборону.

В ДОЛИНЕ СМЕРТИ

Здесь застала нас зима. Немцы были впереди, в каких-нибудь пятистах метрах, они занимали села Кузьмино, Торонино. Наши соседи, 17-я гвардейская и слева (не помню, какая бригада), отошли. Мы остались в мешке. Это расстояние между нами и немцами называлось долиной смерти. Тот, кто туда попадал, редко оставался жив, обратно не возвращался. Гибли и немцы, и наши.

1943-й год

ВЗЯЛИ «ЯЗЫКА»

Командованию надо было во что бы то ни стало взять «языка», но разводчики пойдут... и мало кто возвращался обратно. Кто-то сказал, что во взводе ПВО ость три бывших моряка, парни все здоровые. И вот нас: Николая Нестеренко, Николая Морозова и меня- вызывают в штаб бригады. И говорит нам полковник, что нужно взять «языка», живого немца. Ну, раз надо, говорим, то попробуем, дайте только два дня сроку, чтобы хорошо ознакомиться с обороной немцев.

И вот наступило 28 февраля... Дул сильный ветер, начиналась пурга. В 2 часа ночи мы поползли. Не знаю, сколько прошло времени, но вот мы в траншее у немцев. Нёс дежурство немец, замотанный в какую-то тряпку. Он отвернулся от ветра, играя на губной гармошке. Мы его слегка приглушили. Обязанность Коли Нестеренко - тащить «языка», а мы их прикрывали. Но прежде, чем уйти, мы в дымоход землянки спустили две гранаты. Догнали Нестеренко с немцем. Нас уже ждали начальник разведки и врач. Только мы спрыгнули в свою траншею, как у немцев раздался взрыв.

Нестеренко положил фрица, а он не дышит. Привели его в чувство, немец открыл глаз, потом другой, врач сделал ему укол, немец задышал. Он дал ценные сведения. Командование нас поблагодарило и представило к награде. И выдали нам тройной ворошиловский паек. Врач заставил нас снять варежки и валенки, осмотрел. Оказалось, что у нас на руках и ногах поморожены пальцы. Но всё обошлось благополучно.

5 МАРТА. НАСТУПЛЕНИЕ

5 марта 1943 года. 45-минутная артподготовка. Пошли в наступление. Снег уже почти стаял, и Долина смерти была покрыта трупами немцев и наших бойцов. Очень жуткая картина... Не рассказать, не описать.

В этом упорном бою мы дошли почти до Смоленска. Здесь нашу бригаду сняли и отправили на формировку.

В ГОРОДЕ ТОРОПЦЕ

Сначала нас привезли в г. Торопец, там ждали нас подарки от жителей Омска, сибиряков. Большое количество ящиков с пельменями, яичным порошком, несколько бочек вина. Устроили баню, помылись, получили летнее обмундирование. После трехдневного отдыха погрузили нас в эшелон и отправили в город Гжатск на формировку.

(Продолжение следует)

Поделиться:
Поделиться:


Просмотры: 724   Комментарии: 0
Рейтинг: 7

Рейтинг: 4.4/5 (Всего голосов: 7)

Комментарии

Добавить комментарий
 

Похожие

Полоска