Получать уведомления о срочных новостях от «ИСКРА Кунгур»
В контакте
Металлинвестбанк август 2018
Пермский край,
город Кунгур
Poloska1Блок строй с рамочкойПолоскаКредононполосаКупиполПолоскаЭталонДоска объявленийpoloska2

Выпуск газеты в PDF

Свежий выпуск №105/2018 от 22.09.2018

Комментарии

22 сентября в городе Кунгуре пройдет бесплатный семинар &quo...
самый надежный способ "активного долголетия- стать депутатом ГД РФ, там можно и "работу" не ходить,...

21.09.2018 17:22:06
Жителю Кунгурского района за уклонение от призыва в армию су...
а зачем в армии те кто не хочет служить? чему его там научат при отсутствии желания? просто госдень...

21.09.2018 15:15:47
Кунгуряка за курение в самолете суд обязал заплатить около 2...
а все жалуются что кунгуряки плохо живут-позволить себе перекур в 250тыров) )

21.09.2018 15:12:19
40 тысяч за кошачью лапу. В Кунгурском районе хозяйка покале...
Дмитрий если Вы ознакомитесь с ук-ставить капканы запрещено и даже если ворюга попадется на Вашем уч...

20.09.2018 19:17:20

Городская справка

Просмотры
Рейтинг
Комментарии
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс


polosa
lineУправляем вместеlineдорожное видеоlineРострудlinegipp2014

Кунгурская "Оттепель". О театре, родном городе и человеческом неравнодушии

Фотография к материалу: Кунгурская "Оттепель". О театре, родном городе и человеческом неравнодушии
16 августа 2018, чт

«Главное - человек, разговор с человеком»: творческий коллектив «Оттепель» о театре, родном городе и человеческом неравнодушии

О́ТТЕПЕЛЬ (женский род) - теплая погода (зимой, ранней весной) с таянием снега, льда; Время смягчения режима, некоторых политических свобод. Так скажет словарь русского языка.

В прошлом году в Кунгуре появилась своя «Оттепель» - творческий коллектив, в котором ребята сами готовят и ставят литературно-поэтические программы. Недавно, 25 июля, в театре молодежи ребята отыграли концерт «Лето» со стихами и песнями 20-21 века, а 27 июля показали премьеру своего единственного спектакля «Зима» по поэме Евтушенко. Что это за природное явление - поговорили с организаторами коллектива: Владимиром Сарапульцевым, Алексеем Игнашиным и Анастасией Малых.

С чего все началось?

Алексей: Просто внезапно родилась идея сделать такой формат, литературно-музыкальный вечер: стихи и песни - все чем-то объединить, собрать музыкантов. Изначально мы все занимались в театре молодежи  - под руководством Юрия Токарева.

То есть вы параллельно занимались в театре и решили сделать что-то свое?

Алексей: Нет, это уже было после. Это было год назад. Мы подобрали каких-то музыкантов - барабанщиков, бас-гитаристов, гитаристов, вокалистов. Собрали группу.

Анастасия: Поскольку у нас не было опыта работы для каких-то программ, мы сделали «По следам Пушкина», просто от Пушкина до современной поэзии: и песни, и романсы, стихи. Мы охватили очень большой исторический промежуток, и, конечно, получилось не очень глубоко. Но опыт мы с этого приобрели нехилый. Потом уже подключились профессиональные музыканты.

Почему «Оттепель»? 60-е актуальны для вас? Вы сразу придумали название?

Владимир: Не-ет, чего только не было: «Коды на ГТА», «Мама на даче», «Встречайте, мы уходим», «За сотку», «И дай вам Бог», «Зря что ли мы потели?». Остановились на более человечном.

Анастасия: Мы имели наглость сопоставить свое появление в Кунгуре с явлением оттепели зимой. Сначала, в феврале, у нас был концерт, который так и назывался - «Оттепель», в итоге как-то осталось после этого вечера.

Алексей: Это был, наверно, переломный момент, тогда мы вышли на более профессиональный уровень, чем был до этого.

Как отделился этот период: менее профессиональны - более профессиональны?

Владимир: Подключился Ваня Кожухов, который стал отвечать за музыкальность.

Анастасия: То есть это такой человек - говоришь: «Вань, вот эта песня на тебе», на следующий день уже все готово, и не придраться. Постепенно начали приходить такие люди, как Ваня, привлекать других профессионалов, с музыкальным образованием, с опытом. А раньше это лежало на нас, ничего не понимающих.

Владимир: Первый концерт мы делали на инициативе: «Давайте попробуем?». Мы своими невнятными речами пытались объяснить музыкантам, что нужно делать. А Ваня просто приходил, выписывал партитуру, выписывал гармонию. Это очень редко, потому что чтобы этим заниматься, надо обладать идеальным слухом, надо обладать понимаем, а что ты делаешь. Звук должен быть внятным, ты играешь - и все должны понимать, что ты именно играешь.

Сколько у вас сейчас человек? И сколько спектаклей за плечами?

Алексей, Анастасия: Семь человек устоявшихся, которые с самого начала. И восемь концертов, включая наш единственный последний спектакль.

Владимир: Я вообще не вижу ничего плохого в том, что мы меняем формат. То есть у нас нет постоянной труппы, и все время меняются люди. Для меня это огромный плюс, всегда надо обновлять состав. Главное - это процесс. Если к чему-то уже привыкли, нужно от этого избавляться, делать что-то непривычное, необычное, нестандартное и людей звать таких, которые не приходят на репетиции как на работу. Если бы у нас была бы такая возможность - к примеру, каждый раз менять барабанщика, мы бы этим воспользовались.

Вы все сейчас учитесь в Москве, как дальше будете функционировать, это перенесется в формат другого города?

Алексей: Нет, нет, у нас все началось в Кунгуре, когда Вова уже поступил в Москву, мы приезжаем сюда и делаем.

Владимир: В Москве будет все зависеть от площадок. Да и там будут другие музыканты, другие условия, формат, масштаб. Здесь, надо признаться честно, мы все делаем сыро, ни один концерт мы еще не сделали на том уровне, на котором делают спектакли. То есть мы приходим, и на вдохновении - раз, раз, раз, раз - как воздух, и этот воздух выбрасываем зрителю.

Анастасия: Конечно, для нас проблема в том, что нет постоянного помещения.

Владимир: Надо написать это капслоком: «Если бы нам дали площадку, если бы мы смогли репетировать с утра до вечера…», - ведь проблема еще и во времени. Я не помню ни одного помещения, где бы нам дали от начала до конца все прогнать. Если бы у нас было свое собственное помещение, где бы нам не приходилось у всех клянчить, если бы мы постоянно не думали - а где, а что.

Анастасия: Мы уж думали гараж покупать.

Владимир: Да, пора заниматься хорошо, а то люди требуют от нас уровень, а сами кричат: «Уходите быстрее, мне домой идти надо».

Чем обоснован выбор репертуара? Вас интересуют какие-то конкретные темы? Почему такой разнобой: Бродский, Евтушенко, Высоцкий, Цой, Есенин?...

Владимир: Если по порядку, то «Пушкин», потому что мы хотели пройти от начала до конца и сказать этим то, что стихи, по сути, об одном и том же - о любви и о смерти. Смысл один - надо любить, пусть это и банально. С этого можно было начать.

То есть как происходит: есть инициатор, например, «Черного человека» делал Леша, он создавал программу из своих каких-то предпочтений, у него была своя картинка. В «Лете» у меня была своя картинка. Выбор ограничивается нашими собственными переживаниями. Мы не выбираем тот материал, который мы не хотим рассказывать.

Ты просто чувствуешь, что это твой поэт. Вот у Леши - это Бродский, а Насти - Аля Кудряшева. У меня - Евтушенко.

У каждого свой поэт - как патронус?

Владимир: Но мы все втроем очень расположены к Евтушенко, и как-то сама по себе пришла мысль поставить целый спектакль по его поэме, потому что мы все его слышим, мы дышим его слогом, мы чувствуем, он нам не чужд.

Алексей: Тематика выбирается просто - у нас в голове есть мысль, что мы хотим сказать, но зрителя нужно сначала подготовить.

Владимир: Что-то делается с какой-то мыслью, идеей. А что-то - нет, например «Лето». Это было нечто экспериментальное: а что, если сделать концерт, длящейся одну секунду, вдох - мы начинаем, закончили - выдох, хотелось так попробовать. Попробовали, больше так не будем. Потому что после «Зимы» ты понимаешь, что главное - это человек, разговор с человеком. А затрагивать своим профессионализмом, своим шармом, какие мы все классные - это все фикция.

Вы думаете, «Лето» не получилось?

Алексей: Скорее всего, нет.

Владимир: Собственную планку мы не снижаем, и благодарственные отзывы жителей города нам приятны, но у нас есть понимание того, что сейчас мы все делаем плохо.

Что плохо?

Алексей: В принципе все сыровато, у нас нет чего-то конкретного. Когда готовим выступление - «примерно здесь будет что-то такое, в этом отрывке мы как-то вступим»… То есть мы концерт даже полностью не прогоняли.

А спонтанность, сиюминутность, вот твориться здесь и сейчас, нет в этом романтики?

Владимир: Романтика - это хорошо, но мы на этом и выезжаем, пора уже что-то другое делать.

Обращено ли ваше творчество на зрителя, на создание нового слова в театре, или же в первую очередь для вас - это сублимация? Важнее удовольствие от игры или качество игры?

Владимир: Сейчас мы понимаем, что нужен зритель, и только он, мы все делаем для него. Случалось с нами и творческое себялюбие, когда ты читаешь стих и кайфуешь от того, «ой, как классно я его прочитал». Стараться бы уйти от этого. Не копаться в себе, а объяснить зрителю - что не так. Мы взрослеем и понимаем, что не нужно читать какое-то состояние: я злой, и сейчас я буду читать про то, что я злой. Нужно объяснить, почему я злой, как я буду с этим бороться, объяснить довольно понятную историю. Доносишь историю - другой человек эту историю понимает и уже сопереживает ей. Не нужно просто реветь стихами.

Чувствуете ли вы некую параллель с героем вашего спектакля «Зима», когда он возвращается в свою глубинку из Москвы - когда сами сюда приезжаете, вы чувствуете нечто подобное?

Владимир: Каждый из нас это пережил, когда очутился в Москве и понял, что такое настоящий город, а потом и увидел Кунгур по-другому. У меня это было зимой, и две недели у меня была дичайшая апатия. Ты приезжаешь под новый год, стоит худющая елка без гирлянды, когда в Москве в это время на каждой улице сказка.

В людях тоже разочаровываешься - глаза у них не горят, хотя, казалось бы, здесь природа и чистота.

Но все опять-таки зависит от окружения: вот я сейчас сижу в кофейне, и у ребят глаза горят, выйду, у «лесатера» постою, там уже не горят.

В Москве то же самое. В офис придешь - одно, придешь в свой театральный - уже другое. Тогдая встретил молодых людей, которые ничего не хотят, ни к чему не стремятся, и мне стало грустно

Поэтична ли провинция?

Владимир: Дело не в провинции, а в восприятии. Приезжаешь в Москву - для кого-то это муравейник, для меня же каждая станция метро, каждая улица - это отдельный мир. Здесь много колоритных персонажей, которых в Москве не увидишь.

Алексей: Замечательный город. Люди больше восприимчивы к искусству, в Москве все накормлены, им нужно больше шоу. Здесь же никто не насытился этим, люди немного попробуют, им нравится, и они жадно хватают еще больше и больше.

Анастасия: Здесь тянуться к искусству. Здесь им это нужнее. Но проблема еще в том, что тянуться не к чему. Я вообще очень благодарна нашим зрителям. Когда играли наш последний спектакль - это была пятница, вечер, дни были жаркими - не лучший, возможно, день выбрали, но когда я смотрела в зал, видела, что люди внимали и даже корпусом поддавались вперед.

Как по вашему, Кунгур обладает своей самобытностью - в культуре и в целом?

Владимир: Скажу про 9 мая. У нас тогда вся улица была в палатках, там сидели бабушки, пели песни,варили полевую кашу, патефон играл старый, рассказывали про войну… Эта улица была проникнута духом добра и какого-то патриотизма. Бабушки пели, я помню, что я плакал.

А в Москве 9 мая мне хочется плакать, только от обратного: штативы выбрасывают с Бессмертного полка, людям платят, чтобы они туда ходили. В Кунгуре все душевнее и роднее.

Алексей: Специфика маленького города в том, что здесь столько всего видели, что чтобы дотронуться до человека словом, многого не нужно, потому что всеэто перед глазами.

Потому что душа существует в теле,
жизнь будет лучше, чем мы хотели.
Мы пирог свой зажарим на чистом сале,
ибо так вкуснее: нам так сказали.

Иосиф Бродский, «Песня невинности, она же - опыта»

Ваши стихи и выступления заряжены какой-то молодостью, свежестью, даже Бродский в вашем исполнении звучит жизнеутверждающе. Это все не очень коррелируется с общей атмосферой города, вам не кажется? Вы такие в жизни? Откуда это в вас?

Владимир: Все коррелируется, попросите моего деда сыграть на баяне - там та же молодость. У ребят столько запала! Посидите в кофейне здесь, посмотрите, какие люди приходят. И бабушки веселые, и дедушки, город замечательный и публика хорошая - все коррелируется.

Если бы мы поставили пьесу по «Обители» Захара Прилепина (роман о жизни в Соловецком лагере особого назначения - прим. ред.), то мы бы ничего нового не сказали. Мы пытаемся заменить какие-то социально-бытовые проблемы. Мы как «Дурак» Быкова, только с хэппи-эндом.

Театр условно делится на провинциальный и все, что в Москве: что влечет вас? Хотели бы вы уехать из Кунгура или хотели бы творить здесь, изменить его, сделать живее?

Алексей: Родной город он далеко неравнодушен, мы бы хотели творить здесь.

Владимир: Еще не знаю, где мы все будем после обучения. Лешу, может, в «След» позовут в главной роли сниматься… Никаких планов мы не строим, потому что театральная профессия самая непонятная. Не знаю, насчет Кунгура. У меня есть площадки в других городах: Воронеж, хотел бы попробовать в Березниках сыграть. Хотелось бы взаимодействовать с публикой, которая тебя не знает. А то к моей маме уже сейчас на работе подходят и спрашивают: «Ну что, когда концерт?».

Вас смущает слава?

Владимир, Анастасия: Не хотелось бы чем-то ограничиваться, сидеть на попе ровно, нужно пытаться оторваться.


Алексей Игнашин и Анастасия Малых: «Театр - это атмосфера, в которой постоянно живёшь»

Что для вас театр?

Анастасия: Хотелось бы избежать громких слов. Театр - это какая-то атмосфера, какой-то воздух, в котором постоянно живешь. Это то, в чем хочу существовать, это в чем, хочу творить, что хочу давать другим людям, этим хочу помогать.

Алексей: Если бы не театр мы бы впали, наверное, в депрессию. Он заставляет жить, рассказывать, творить.

Анастасия: Театр не дает быть равнодушными. Он в тебе человека сохраняет, заставляет быть человеком, которому не наплевать. Тем самым воспитывает тебя же.

Владимир: Когда мы слишком полюбим себя, вы увидите, тогда прекратится театр, тогда прекратится искусство.

Яна Нохрина
Фото: с личной страницы творческого коллектива «Оттепель»

Искра Кунгур © iskra-kungur.ru

Поделиться:
Поделиться:


Просмотры: 622   Комментарии: 0
Рейтинг: 5

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 5)

Комментарии

Добавить комментарий
 

Похожие

Полоска
Полоса