Получать уведомления о срочных новостях от «ИСКРА Кунгур»
В контакте
Металлинвестбанк декабрь 2018
Пермский край,
город Кунгур
Тест
Poloska1Блок строй с рамочкойнонполосаКупиполПолоскаБухгалтерияПолоскаГазета распродажаpoloska2

Выпуск газеты в PDF

Свежий выпуск №138/12 от Сегодня

Комментарии

Кунгурские первоклассники встретились с писательницей из Сан...
Спасибо, Анастасия, за прекрасную статью!

10.12.2018 20:32:23
Житель Кунгура осужден за незаконную рубку леса в особо кру...
Посмотрите, где он вырубал деревья-сосновый бор в черте города, это не там, где дворцов настроили. В...

10.12.2018 07:07:43
Перемены для Ленина. Летом 2019 года планируется капитальный...
На рынке можно,причем бесплатно

10.12.2018 07:00:00
Жителей восьми аварийных домов Кунгура в 2019 году ждет долг...
В целях экономии бюджетных средств (экономии! А не то, что подумали вы), расселение аварийного жилья...

10.12.2018 02:21:45
Житель Кунгура осужден за незаконную рубку леса в особо кру...
Оккам, а вот тут я согласна с тем что он скорее всего не один обогащался. Потому и срок и наказание...

09.12.2018 17:58:32

Городская справка

Газета
Просмотры
Рейтинг
Комментарии
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс


polosa
lineУправляем вместеlineдорожное видеоlineРострудlinegipp2014

Шаг в прошлое. Тайны особняка Грибушина (бывшего роддома Кунгура)

Фотография к материалу: Шаг в прошлое. Тайны особняка Грибушина (бывшего роддома Кунгура)
13 февраля 2014, чт

 История знаменитого особняка Грибушина, известного как бывший роддом и нынешний дворец культуры.

 Немногие горожане знают, что бывший роддом по улице Карла Маркса – это два разных особняка семьи Грибушиных, построенных с разрывом почти в сорок лет.

Скупили землю

- А что, суседка, не обращался к тебе ещё Михал Иваныч? – спрашивал утром мещанин Александр Одинцов, встретив на Безымянной улице Марию Турицину.

- Нет, с чего бы ему со мной якшаться? – удивилась дородная Мария Ивановна. – Он теперича другого полёта птица. Торговым домом владеет, мильёнными оборотами ворочает. Да в мировом суде вдобавок заседает.

Собеседники, не сговариваясь,посмотрели в сторону деревянного дома с амбаром на углу Александровской и Безымянной. Чаеторговец Михаил Грибушин унаследовал его от отца, кустаря - кожевника Ивана Егоровича.

- То-то и оно, - выразительно поднял палец Одинцов. – Намедни ко мне заходил, продай, дескать, мне свою землю. Строиться хочу, площади требуются. Откупить желаю усадьбы у тебя, у Турициной, и у Машановой Анастасии. Посему – жди торга.

- Задёшево всяко не отдам, - поразмыслив, ответила Мария Ивановна. – У Грибушина не убудет. Давно ли, скажи на милость, он в «мальчиках» у Губкина бегал? И на-ко!... Собственную контору образовал, чай-сахар на развес. Всего-то в двадцать годков с малым гаком. Где только начальный капиталец сколотить ухитрился?

- У кого чужого не спроси, - наставительно понизил голос Александр Одинцов. – Разное болтают. Вроде даже, что по молодости водился Грибушин с лихими людьми - чаерезами. Которые чайные обозы на Сибирском тракту потрошат. А кому как не ему, губкинскому приказчику, было ведомо, когда те обозы идут? Но ты, кума, - об этом молчок! Собака лает, ветер носит.

Усадьба – на целый квартал

Тем временем, совершенно не подозревая об уличных сплетнях, Михаил Грибушин, расположившись в рабочем кабинете, внимал приглашённому гостю, архитектору Рудольфу Карвовскому. Карвовский, даром, что чином лишь младший архитектор в строительном отделе Пермского губернского правления, уже отлично зарекомендовал себя как специалист недюжинного ума.

Рудольф Иосифович с пергаментным хрустом разворачивал перед Грибушиным чертежи.

- Извольте вглядеться-с, Михаил Иванович. По моему прожекту здесь предполагается внушительный каменный дом об двух этажах. Первый этаж по стилю будет строг и лаконичен, дабы ярче оттенять нарядность второго, наличники которого обрамим пилястрами, несущими завитки - волюты. Фасады завершим карнизом, опирающимся на ступенчатые кронштейны сложного рисунка. В левой и правой частях главного фасада разместим два балкона. К особняку примкнём массивную кованую ограду с украшениями в виде каменных вазонов, точёных из известняка. Имеется, однако, закавыка-с. Уложимся ли в ваших 360 квадратных саженей?

- Невелика беда, - отрубил Грибушин. – Порешил я соседские усадьбы скупить: одинцовскую, турицинскую, Машановых, Харина Михал Моисеича. Себе с Антониной домишко сварганим, рядом детям место останется, когда отделяться начнут.

В шестидесятых годах XIX века новый особняк Грибушина по улице Безымянной (впоследствии Киттарской, позже - Карла Маркса) стал едва ли не первым роскошным частным домом в нижней части Кунгура. Прежде по особому заказу большей частью возводились, как теперь принято говорить, административные здания. Городская управа, магистрат, богадельни, заводы и училища.

«Грибушинское гнездо»

- Как тебе, Антонина? – с удовольствием вопрошал у супруги Михаил Грибушин, по-хозяйски прохаживаясь по свободным коридорам. – Это не прежняя избушка о шести комнатах. Вместе с флигелем, служебным корпусом и конюшнями дом наш оценили в 15 тысяч рубликов. Комиссия так и сказала: у тебя в распоряжении одно из самых дорогих зданий города. Думаю пару-тройку комнат теперь можно отвести под коллекции старинного оружия и фарфора. И всенепременно залу для приёма гостей, музыкальные вечера устраивать будем. А во дворе поставим теплицу, наймём толкового садовника, пусть заморские цветы круглый год выращивает.

Просторный особняк, сделанный по проекту Рудольфа Карвовского, отапливался всего-навсего двумя каминами и двумя подвальными печами, благодаря системе внутристенных тепловых каналов. Забегая вперёд, скажем, что впоследствии на территории усадьбы появилась и оранжерея, где росли пальмы многих видов, цветы и экзотические фрукты. Даже в 1917 году, когда привычный уклад жизни встал с ног на голову, из «грибушинских теплиц» людям продавали букеты цветов.

«М.И. Грибушина наследники»

Михаил Грибушин, какие бы слухи о нём не ходили, не занимался сибаритством и самолюбованием. Последовательно побывав в должностях мирового судьи, городского головы, попечителем общественной богадельни, директором тюремного отделения и председателем разных благотворительных комитетов и комиссий, Михаил Иванович умер в возрасте 57 лет, не успев закончить строительство Сиропитательного дома на 50 мальчиков (ныне это школа №2). Стройку завершал его сын, Михаил Михайлович, в 1891 году, получивший звание почётного попечителя и отчислявший на содержание дома ежегодно по 10 тысяч царских рублей.

- Миша, отец завещал построить рядом дом для кого-нибудь из детей, - сказала Антонина Ивановна после того, как Михаил, седьмой ребёнок в семье, обвенчался с Марией, дочерью кожевенного промышленника из династии основателей кожевенного производства в Кунгуре, Семёна Лаврентьевича Сартакова. – Ты теперь семейный человек, продолжатель дела Грибушиных.

Для семьи Михаила Михайловича, родившего в браке сына и дочь, в 1903 году поставили особняк на углу Киттарской и Александровской (ныне улица Труда). Мемориальная доска на углу здания, кстати, ошибочно уверяет, якобы угловой особняк построен в 1867 году. В действительности, на тот момент был возведён дом Грибушиных, что ближе к корпорации «Центр». Оба особняка были соединены тёплым коридором. И только в 1971 году между особняками, был сделан каменный встрой.

Пройдём пустыми залами

Наш проводник сегодня – директор Дворца культуры машиностроителей Вероника Бердникова.

- В объединённых зданиях - 38 залов и комнат и 10 подсобных помещений, - поясняет Вероника Николаевна. - В 1917 году в особняке Грибушиных находился Военно-Революционный комитет. В декабре 1918 года коллекция старинного оружия, собранная Грибушиными, и хранившаяся в особняке, была использована на вооружение боевой партийной дружины. С 1920 года здание было национализировано. В нём находились земельный отдел, приходно-расходная касса финансового отдела, Центральная сберкасса.

В 1903 году на углу усадьбы вдова Михаила Грибушина, Антонина Ивановна, построила второй каменный двухэтажный особняк, украшенный причудливым лепным узором, напоминающем барочные мотивы. К его достопримечательностям относились и большие окна с зеркальными стёклами.

По завещанию Антонины Грибушиной (которая умерла в 1911 году) усадьбу на Киттарской улице унаследовал Михаил Михайлович. Домовладение состояло из двух каменных двухэтажных домов с каменным флигелем, теплицей, каменными палатками, службами и надворными постройками.

Долой эксплуататоров! Пролетарии всех стран…

Особняки Грибушиных волею судьбы попали в список крупных домовладений, «в которых возможно расквартировать прибывающих в город нижних запасных чинов». Владелец особняка на углу, Михаил Михайлович Грибушин, застрелился в 1915 году. Лекари констатировали: «самоубийство на почве острого психоза». Правда это или нет, остаётся только гадать. Десятью годами раньше свёл счёты с жизнью старший сын семьи Иннокентий.

Последняя владелица усадьбы, Мария Семёновна, вдова Михаила Михайловича Грибушина, вместе с детьми навсегда покинула Кунгур летом 1919 года. Ушла в Сибирь с войсками адмирала Колчака. Ей было больно смотреть, как развязные «пролетарии» в кожаных куртках грабят и похабят дом, в который вложены не только деньги, но и часть души.

Дмитрий Спиридонов

Архивные материалы предоставила Ольга Ренёва, заведующая музеем истории купечества

Что здесь было

1867 год – построен один каменный корпус здания под жилой особняк
1903 год – рядом возведён второй каменный корпус
1916 год – лазарет
1917 год – штаб пехотного полка
1922 год – после октябрьской революции здание национализировано Советской властью, отдано по Дом ребёнка (детский дом)
1949 год – родильный дом (в 1971 году обе части здания соединили между собой)
2013 год – дворец культуры машиностроительного завода

Технические характеристики:

Высота здания – 8 метров
Общая площадь – 2, 5 тысячи квадратных метров
Материал фундамента и стен – бутовый камень, кирпич

Архитектура здания

Построено в духе позднего русского классицизма. Основные отличительные черты стиля: строгость линий, ясность, простота силуэта. Окна кажутся как бы «врубленными» в стену. Цокольный этаж рустованный, то есть камень умышленно оставлен грубо обработанным, с неровностями. Художественная норма – двухцветность. Как правило, декоративные элементы (наличники, маски, венки, фризы) окрашивались белым. Для больших фоновых плоскостей предпочтение отдавалось охряно - жёлтому цвету.
Известные здания данного направления: Казанский собор и Смольный институт в Санкт-Петербурге.
Архитектор Рудольф Карвовский. Здание является памятником регионального значения.

© iskra-kungur.ru

Поделиться:
Поделиться:


Просмотры: 5330   Комментарии: 0
Рейтинг: 7

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 7)

Комментарии

Добавить комментарий
 

Похожие

Новый годЦиркПолоска
Полоса