Получать уведомления о срочных новостях от «ИСКРА Кунгур»
В контакте
Пермский край,
город Кунгур
Тест
Блок строй акция февральДоска объявленийДомашние традиции

Выпуск газеты в PDF

Свежий выпуск №34/2020 от 02.04.2020

Комментарии

Почти 4 млн готовы потратить в Кунгуре на изучение пассажиро...
деньги девать некуда. Исследование не отразит реальный пассажиропоток. Сейчас вирус, в мае весна-дач...

07.04.2020 08:32:10
От страшной болезни не спасли ни успешный бизнес, ни любящая...
Болезни даются за что-то. Опухоль растет от "подселенцев", душ убитых животных (и рыб) , что были...

07.04.2020 02:12:54
В Кунгуре вторые сутки самоизоляции
В частном секторе нет никаких патрулей,народ,как ходил,так и ходит,да и с масками особо не напрягают...

05.04.2020 07:34:26
«Ты нам малыша не привози и не показывай». Почему бабушка и...
Если в семье нет ребенка-инвалида, Вы не имеете права комментировать. Это такая тяжесть, такая боль...

04.04.2020 23:42:13

Городская справка

Просмотры
Рейтинг
Комментарии
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс


Управляем вместедорожное видеоРострудgipp2014

Беспризорники в Кунгуре. Из истории детской колонии

11 декабря 2010, сб

Беспризорники в Кунгуре. Из истории детской колонии

Через три года после окончания Великой Отечественной войны, в 1948-м, в Кунгуре открыли детскую трудовую  колонию № 1. Она была необычной: большинство сотрудников: руководители, начальники отрядов, воспитатели, охранники – прошли через горнило войны.

На снимке: прием экзаменов в детской колонии у воспитанников-столяров. 1953 год


Беспризорники в Кунгуре. Из истории детской колонии

На снимке: прием экзаменов в детской колонии у воспитанников-столяров. 1953 год

Через три года после окончания Великой Отечественной войны, в 1948-м, в Кунгуре открыли детскую трудовую  колонию № 1. Она была необычной: большинство сотрудников: руководители, начальники отрядов, воспитатели, охранники – прошли через горнило войны. Фронтовики стали для беспризорников отцами-воспитателями.

Память о тех годах (колония просуществовала до 1960 года) бережно хранит Евгения Шишкина, которая начинала там свою трудовую деятельность учителем. Евгения Александровна принесла в редакцию тетрадь, куда записала свои воспоминания о жизни колонии, ее воспитанниках, коллегах. Десятки имен, об одних рассказано подробно, о многих – всего несколько строк.

Павел Васильевич Коптев – начальник колонии, полковник. Прошел славный боевой путь, умный, талантливый руководитель, умело направлял, учил, подсказывал, давал ценные советы. По утрам шел по отрядам, бывало, заходил в школу, санчасть и т.д. Создал замечательный коллектив.

Зотей Павлович Демин - старший воспитатель 2 отряда, боевой офицер (дошел до Праги), энергичный, всегда с улыбкой, волевой, строгий, требовательный.

Василий Михайлович Зубков – в 27 лет назначили старшим воспитателем 1 отряда, где были самые взрослые ребята. Волевой, энергичный. У него в отряде были строгий порядок, чистота. Впоследствии работал начальником колонии № 18.

Николай Николаевич Разливанов - боевой офицер, 28 лет. приехал из Ростова. Хорошо играл на баяне. Развивал художественную самодеятельность, благодаря ему воспитанники хорошо пели строевые песни.

Николай Иванович Соснин - занимался с ребятами физвоспитанием, старший лейтенант. В колонии были популярны лыжи, коньки, хоккей, а особенно футбол. Воспитанники никогда не проигрывали. Всю жизнь посвятил спорту, ребятам – из колонии перешел работать в лесотехникум.

Борис Оборин - энергичный, боевой комсорг. С ним связано много интересных дел. В колонии было мало художественной  литературы, а ребята увлекались

романтикой, детективами. В библиотеке организовали коллективные чтения. Отмечались дни рождения

Активно участвовали в художественной самодеятельности, проводили шахматные турниры

- Я очень благодарна судьбе, что на своем жизненном пути повстречала этих и других настоящих, умных, сильных духом, мужественных мужиков, - говорит Евгения Шишкина. -  Время работы в колонии – лучшие годы моей трудовой деятельности. Было трудно, очень трудно, но тут, среди этого славного коллектива, с их помощью я становилась и росла, зрела умственно – поступила в пединститут и закончила его.

Немногие из воспитателей дожили до 65-летия Победы. Назовем их.

Иван Григорьевич Максименко (главный инженер, перешел в 30 колонию). Доброй души человек, талантливый, умный, очень хорошо знал производство. Григорий Иванович Леушканов - работал на производстве, впоследствии - директор типографии. Константин Швецов – начальник столярного цеха, потом работал на машзаводе

Павел Лаптев, вахтер в колонии, столяр на РМЗ. Владимир Алексеевич Головенкин  - после колонии работал преподавателем в лесотехникуме. Василий Константинович Каргапольцев – учил детей столярному делу. До сих пор стулья, сделанные руками его учеников, крепки. Скромный, талантливый, умелец на все руки, выдумщик. После колонии работал в коррекционной школе. Николай Егорович Дубров – душевный человек, у ребят пользовался уважением. Умеет убеждать, понимать, готов прийти на помощь, дать нужный совет.

Из 25 учителей, работавших в колонии, по данным Е.А. Шишкиной живы: Людмила Михайловна Калиновская (Пермь), Любовь Андриановна Яговкина (Тюмень), Римма Аркадьевна Гаряева, Евгения Ивановна Пименова-Соснина.

Колония размещалась в нескольких корпусах за Сылвой, (позже на ее месте лесотехникум откроет свои производственные мастерские). Ребята, от 12 до 18 лет, поступали со всей страны, здесь они учились и получали рабочие профессии: токаря, слесаря, столяра и другие…Контингент был, конечно, непростым: одни уже успели совершить правонарушения, другие, потеряв родителей, беспризорничали. Яркий образ будущего «колониста» нарисовал писатель Вильям Козлов в своей повести «Юрка Гусь», герой которой побывал и в Кунгурской детской колонии: «К подножке вагона   комочком прилепился оборванный мальчишка. Словно флажки, трепещут на ветру его лохмотья. Рукава пиджака подвернуты. Полосатая подкладка лопнула и махрится. Поднятый воротник топорщит на затылке черные космы нестриженых волос. Тонкие, худые ноги в огромных солдатских ботинках упираются в подножку. Все на мальчишке худое, грязное, порванное. И только зеленая пилотка - новенькая. Красным угольком тлеет на ней звездочка. Мальчишку со всех сторон обдувает холодный осенний ветер. Он забирается в рукава, холодит грудь и спину, охватывает тело ознобом. То вцепится в пилотку, пытаясь сорвать ее с головы, то швырнет в глаза хлесткие теплые капли, на лету подхваченные с паровоза. Но ветер - это чепуха. Спать хочется. Летучей мышью подкрадывается сон. Будто кто-то теплым, мягким крылом водит по лицу, приговаривая: «Спать нель-зя, спать нельзя, спать нель-зя». Это колеса так стучат. «Спать нель-зя, спать нель-зя…» - в такт колесам шепчет мальчишка и закрывает глаза. На мгновение ему становится тепло. Тепло под одеялом!».

Вот такие дети попадали в Кунгурскую колонию. Здесь их окружали заботой и вниманием: отогревали, обували-одевали, кормили-поили, учили – грамоте и рабочим профессиям. Действовали различные кружки художественной самодеятельности, лучший в городе духовой оркестр. Колония была лучшей в области. Здесь активно работал совет колонии, по решению которого однажды убрали колючую проволоку с забора…

Феномен? Да! Но он имеет свое объяснение. Ребята хотели быть похожими на своих воспитателей – боевых солдат и офицеров.

- В колонии воспитателями считались все, кто причастен к ребятам – от вахтера до начальника. Я не видела ни у кого из наших наград, не носили, видимо, из скромности. Хотя у каждого, как потом, оказалось, их было полно, - рассказывает Евгения Шишкина.

Эти слова в полной мере относятся и к моему отцу фронтовику Василию Одегову. Он пришел с войны кавалером ордена Красной Звезды, с десятком боевых медалей, в том числе двумя – «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кинигсберга»… В 27 лет был принят на работу в колонию. Ребят всегда называл «воспитанниками», а себя – воспитателем, хотя он и работал, как я только сейчас узнал, - в охране. С его воспитанниками я познакомился еще до школы. Хорошо помню, как он однажды (мне было не больше 3-4 лет) взял меня с собой в колонию на новогодний праздник. Было шумно, весело. Все блистали талантами, и я «сверкнул»: меня поставили на табуретку, и я громко прочел стишок. И много позже, когда уже колонию закрыли,  не раз бывало: идем по городу, а его кто-то останавливает, здороваются. Кто? «Воспитанники», - говорил отец.

И моя первая игрушка – деревянный револьвер «ТТ» смастерил кто-то из его воспитанников. Отец никогда не говорил плохо об этих ребятах, напротив -  восхищался их  разнообразными талантами.

Одни из воспитанников колонии остались в Кунгуре, другие – разъехались по стране. Хорошо было бы проследить их судьбы. Они, наверняка, интересны. Евгения Шишкина, например, рассказала, что Миша Мальцев закончил университет, стал юристом и  уехал в Новосибирск.

История в лицах

Беспризорники в Кунгуре. Из истории детской колонии

Павел Васильевич Коптев (1907– 1977) -  начальник детской колонии, подполковник.  В годы войны защищал Москву. За ратные подвиги награжден орднами: Красного Знамени, Красной Звезды (двумя), медалью «За победу над Германией».

Беспризорники в Кунгуре. Из истории детской колонии

Зотей Павлович Демин ( 1926 – 1970) -  старший воспитатель в детской колонии, младший лейтенант. Награжден медалями «За отвагу», «За освобождение Праги», «ЗА победу над Германией».

 

(Данные о наградах и фото из книги «Поколение победителей» (г. Пермь, «Раритет-Пермь», 2001)

Поделиться:
Поделиться:


Просмотры: 5992   Комментарии: 0
Рейтинг: 20

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 4)

Комментарии

Добавить комментарий
 

Похожие

Полоска